Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

MeWallOfFaces

Приветствие

Дорогой посетитель  - приветствую Вас! Буду рад, если что-нибудь из рассыпанного здесь покажется интересным. Комментируйте, оспаривайте, спрашивайте. Из-за потока спама анонимные комменты пришлось отключить, к сожалению. Мои статьи и выступления разных лет собраны вот где:
Лекции по истории и философии, на русском, аудио и слайды;
О моем нике.

Вытащенные из-под замка статьи и дискуссии на "Снобе"
Блог на "Снобе"
Yotube канал "Пифагорейская Вселенная" (на русском)
https://www.facebook.com/fireflect/

Все, что я пишу в этом и других блогах выражает лишь мои личные взгляды, не имея отношения к каким-либо группам или организациям.
Descartes

О смехе

Смех можно отнести к особому виду сна: снимает напряжение, лечит раны, примиряет с жизнью, освобождает от проблем, идей, забот, от сознания — освобождает от всего и восстанавливает к новому. Это взрывной, энергичный, сверх-эффективный сон. Когда лектор смешит студентов, он дарит им мгновения живительного сна, предотвращая обычное засыпание. Способный смешить подобен владеющему эликсиром жизни, он есть маг и шаман. Неслучайно и Гамлет размышляет о тайне смерти, держа в руках череп того, кто владел смехом — череп шута. Поэтому смех в ответ на шутку лестен для шутника, он есть признание его волшебной силы.
Смех вызывается неожиданным падением стиля или тона. Элегантный молодой человек, падающий по уши в торт. Строгая красивая учительница, с визгом подскакивающая на подложенной кнопке. Блондинка из анекдота, несущая ахинею. Почему не брюнетка, кстати? А вот именно потому, что небесный тип красоты — это блондинки, а брюнетки — это инфернальная, демоническая красота. Перепад уровней требует именно блондинки. Пушкин — божественная фигура в русском сознании, поэтому работает хармсовский юмор анекдотов про нелепых Пушкина и Гоголя. Поставьте в те же анекдоты вместо Пушкина и Гоголя, скажем, Максима и Федора из бессмертной вещи Шинкарева, и эффект пропадет. Смех над кем-то всегда вызван какой-то нелепостью, падением, неспособностью держать высоту. Быть субъектом смеха, его автором, лестно, а быть его объектом — не очень, мягко говоря.

Нигде не написано, чтобы Иисус смеялся — в нем не было тех напряжений, что снимаются смехом. И нигде не написано, чтобы он смешил: он не играл на понижение. И, кажется, нигде нет и намека, что он хоть иногда спал. Сон в лодке во время бури не в счет — на самом деле это был урок ученикам.

Лекция 7: Вызов и прозрение Иова

Каков смысл страданий и есть ли он вообще? Не бессмысленны ли они, если жесточайшие мучения нередко испытывают дети и праведники, а злодеи процветают? Праведный Иов, уверенный в несправедливости обрушившихся на него несчастий, призывал Бога к ответу, и Ответ был им получен. О дерзком вопрошании царя-бомжа Иова, странности и смысла последовавшего Ответа, о выводах гностиков, выводах ислама, о возвращенном билете и великом инквизиторе Ивана Карамазова, о живом корне естественных наук - в моей лекции "Вызов и прозрение Иова". Столь широкий спектр тем отнюдь не случаен - все они непосредственно вытекают из событий "Книги Иова". Аудио, слайды и заметки - ко вниманию всех желающих.

Моя биография

Тома с Лёвой



Мои дед и бабка по отцовской линии были в юные годы революционными романтиками, дед даже заведовал украинскими пионерами. Он был арестован как троцкист, вскоре выпущен, сослан в Сибирь, затем назначен на большую должность на одном из военных заводов, затем арестован опять. На войну ушел из Сиблага в 42 году, прошел ее всю, погиб рядовым в марте 45го. Бабка до конца своих дней держала его портрет на своем письменном столе. Она была школьной учительницей немецкого, свободно им владела, и вкладывала всю душу в учительство. Отец мой в конце войны прибавил себе возраст, чтобы попасть на фронт. Прошел курсы танкистов, и воевал с конца 44го. В 46м, будучи в составе оккупационных войск в Вене, был арестован. С 19 до 26 лет - зэк одного из лагерей Северного Урала. Лагеря избавили его от коммунистической идейности, но нового смысла жизни он не нашел, что отразилось на недолговечности его брака с моей мамой. Отец недурно владел карандашом и кистью, и был невероятно обаятелен - в трезвом состоянии.  

Дед и бабка по материнской линии, пензенские крестьяне, переселились в Сибирь в столыпинские реформы. Дед прошел первую мировую, в гражданской не участвовал. До коллективизации их хозяйство процветало, дед вел дневники. При НЭПе был избран деревенскими мужиками ответственным по займам Крестьянского Банка. В коллективизацию погиб загадочной смертью, его оба брата были арестованы, и погибли неизвестно где. Моя мама, спасаясь от голода и безысходности, в 14 лет одна ушла из деревни. Работала в няньках, потом, уже всю жизнь, на заводе. Образования ей получить не удалось, при всей ее любознательности, трудолюбии и уме.

Родился я в Новосибирске в 56м году, детство и юность прошли на улице Мира - одном из наиболее грязных, неблагоустроенных и хулиганских районов города. До 8 класса учился в ничем не примечательной школе, насыщенной подростковым насилием. Своим воспитанием обязан почти исключительно маме, твердо верившей в мою звезду, и безмерно любившую нас с сетрицей Таней. В четвертом классе открыл для себя большую литературу, прочтя с упоением “Героя нашего времени”. После 8 класса ушел из школы, поступив в техникум и заочную физматшколу при Новосибирском Университете. Читая их брошюры и решая задачи, открыл для себя физику и математику, как нечто необычайно ясное и таинственное одновременно. До сих пор меня не покидает это удивление: написав некие закорючки на бумаге, можно верно предсказать реальность. Ушел из техникума, закончил 10й класс уже нормальной физматшколы, а потом – физфак НГУ. Междудельно полгода поработал учителем физики и математики в селе Новогандичево Убинского района Новосибирской области. Получил то, что требовалось – мощнейшее подтверждение фантастической духовности Академгородка.   Своим университетским образованием обязан, более чем кому другому, Евгению Алексеевичу Переведенцеву, сочетающему в себе глубокое эстетическое понимание науки и высшие душевные таланты педагога. В моем последующем научном становлении главную роль сыграл Ярослав Сергеевич Дербенев, в ком я увидел соединение отваги и строгости мысли. После Университета попал в теоротдел Будкеровского ИЯФа, к Дербеневу, где пробыл недолго – через год, в 81 году, попробовал себя среди аспирантов-экономистов: была надежда, что можно там делать полезные вещи. Надежда оказалась иллюзорной – атмосфера идейного раболепия и энергичного холуйства так ударила в нос, что оттуда скоро сбежал, вернувшись в ИЯФ. К сожалению, Ярослав Сергеевич в это время был вынужден покинуть институт, вернуться к нему мне не удалось. В некотором роде, повторился мой опыт с Убинским районом – на сей раз уже ИЯФ предстал оазисом духа. Женился я сразу по окончании Университета – жена моя соединяла в себе редкостную красоту, артистизм и ангельскую кротость души. Такое, как я узнал, бывает. Любил ее безумно. У нас родились два сына, Лев и Валентин. Прожили мы с ней десять лет – она скоропостижно умерла от рака, когда Вале было 4 года. В 97 году я уехал с детьми в Штаты, получив приглашение от Национальной лаборатории им. Ферми. С тех пор там и работаю, занимаясь физикой пучков. Дети выросли, оба ведут творчески-насыщенный образ жизни, безмерно меня этим радуя. В Америке, когда они уже стали постарше, открылось окошко для моих собственных увлечений. Таковыми явились танцевальное искусство и философия. Мои философские размышлизмы получили ободрение В. П. Лебедева - основателя, ведущего автора и редактора высоко ценимого мною веб-альманаха “Лебедь”, опубликовавшего около десятка моих статей. Сравнительно недавно завел себе этот блог, куда помещаю короткие заметки на философские темы. Думаю, что в основе жизни – и вообще, и моей личной – лежит чудо.

Нейпервилль, ноябрь 2010 г